?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В российском сознании 2010-х годов произошел оригинальный сдвиг: после двух десятилетий активного возрождения Православной церкви, которое происходило в самых разных формах, выступления представителей РПЦ и позиция РПЦ в целом стала вдруг раздражать часть общества. Это стало некоторой неожиданностью для церковных деятелей и для представителей власти, но если присмотреться к тому образу Церкви, который складывался до 2009 года, и к тому, который сложился в 2011 году, окажется, что нет ничего более естественного, чем реакция раздражения или даже возмущения.
Прежде всего, стоит сразу сказать о том, что мнение об абсолютном невежестве россиян и их незнании православия и Церкви сильно преувеличено. Безусловно, представления о существе христианской веры были достоянием немногих и до революции 1917 года, а в советское время даже оставшиеся религиозные традиции были либо прерваны, либо они обросли мифами и стереотипами, далекими от веры и церковных правил. Тем не менее в целом люди осознанно отвечают на вопросы ученых о своей вере и о своем представлении о православии, об образе Церкви и православия, который они видят и который в них воспитан уже далеко не в советское время, а за последние 20 лет. Это не невежество, а скорее данность, с которой надо работать.
Исследования социологов информационной службы «Среда» и Фонда «Общественное мнение» показывают, что может быть люди глубоко и не разбираются в вере и в церковной жизни (задачи выяснить это опросы перед собой и не ставили), но они задумываются о вере. 3 мая 2011 года «Интерфакс-Религия» опубликовали данные, согласно которым большинство россиян (82%) верят в Бога (13% неверующих), 27% опрошенных считают себя верующими, но не соотносят свою веру с какой-либо религией, православными христианами себя считают 50% опрошенных. В сообщении «Интерфакс-Религия» было специально отмечено, что в России верующих граждан оказалось значительно больше, чем во многих европейских странах (в Швеции живут 37% неверующих, в Бельгии - 36%, в Великобритании - 34%, в Германии — 31%). Однако тут нужно сделать поправку на то, что в России постсоветские люди считают почти асоциальным или по крайней мере выдающимся из общей массы поведением, если человек говорит, что неверующий, а в Европе это просто одна из общественных групп (это значит, что вполне можно примерно сложить 13 % неверующих и 27 % верующих без религии и получим число неверующих в России — около 40%, как в Швеции или Бельгии). Качество верующих в Европе и в России при этом примерно одинаковое — это и последователи «традиционных» религий, и просто верующие во все от реинкарнации до НЛО, но которые могут называть себя католиками или православными, и последняя категория граждан составляет большинство.
Социологические опросы часто являются палкой о двух концах, их можно использовать по-разному. Это произошло, в частности, с итогами опроса центра «Среда» об общественно-политической активности Русской православной церкви, который был опубликован «Интерфакс-Религия» 10 мая. Радикальные критики Церкви и правозащитники сочли опрос подтверждением того, что граждане крайне возмущены вмешательством РПЦ во все сферы жизни, а защитники РПЦ справедливо отмечали, что лишь 26% опрошенных считают активность РПЦ чрезмерной.
Между тем, 26 % - это довольно большая цифра, учитывая, что вряд ли обычный российский гражданин имеет достаточно оснований заявлять, что Церковь и православие ему как-то навредили или же действительно надоели. К примеру, совсем нельзя сказать, что на федеральном телевидении постоянно говорят о православии и постоянно дают слово патриарху и другим церковным деятелям. Присутствие РПЦ в СМИ повысилось, но не настолько. Малая воцерковленность людей и их уверенность в том, что все они православные, казалось бы вообще лишает почвы для какого-либо раздражения Церковью. Однако оно почему-то есть.
Если дальше анализировать мнение граждан, то получится довольно интересная и неожиданная картина. По существу чрезмерной либо какой-то неправильной (вряд ли вообще люди против деятельности Церкви — этот вопрос не задавался) активность РПЦ считает значительная часть верующих и именно православных.
Активность РПЦ поддерживает 48% опрошенных, 27% респондентов не имеют какого-либо определенного мнения, но в данном случае осталось за кадром, что думают 52 % населения об РПЦ — возмущаются или тихо ворчат себе под нос. Кроме того, 54% православных не считают активность РПЦ черзмерной, а тогда православных получается 46 % считают чрезмерной. Тогда эта цифра очень большая, и она говорит совсем не о невежестве граждан, и не о наличии «либеральных врагов Церкви», а о том, что сами православные осознают церковные проблемы и они пытаются осмыслить сегодняшний образ Церкви в обществе. Кстати и среди 26% россиян, которые против чрезмерной активности РПЦ - неверующих 36%, а 64 % православные?
Самый православный регион России — территория Святой Руси - Центральный федеральный округ — скорее расколот по отношению к активности РПЦ — 30% против и 41 % за. Примечательно, что по результатам опроса среди тех, кто считают активность РПЦ чрезмерной большинство составляют обеспеченные и образованные респонденты. И это опять же совсем не означает того, что это — представители «либеральной интеллигенции», которая желает, чтобы Церковь занималась лишь спасением души и не выходила за церковную ограду, а когда православие подняло голову, интеллигенция стала возмущаться.
Пока церковные деятели и антиклерикалисты предъявляют друг другу иски и обвиняют во враждебности и агрессивности, стоит задуматься над тем, что происходит с общественным сознанием и что реально его волнует.
Конечно, имидж Церкви и предстоятеля РПЦ в глазах многих резко изменился. Возникло психологическое раздражение, которое носит скорее временный характер. В данном случае можно сравнить восприятие образа главы Церкви и других ее деятелей с ситуацией вокруг Никиты Михалкова, образ которого в массовом сознании стал сейчас сильным раздражителем. Давний традиционный образ, связанный с культурой, с творчеством вдруг перешел в образ энергичного православного трибуна, пользующегося всеми привилегиями близости к власти. Но если Михалкову не обязательно быть «бесогоном» и раздражать этим людей, то Церковь должна быть «бесогоном» по своему призванию, говорить о том, что по ее мнению хорошо, а что плохо и как надо спасать свою душу.
Кроме того, одним из самых мощных раздражителей, помимо смены образа, является превращение Церкви в государственную силу — конечно, речь не идет о слиянии РПЦ с государством или же о подчинении власти, как и наоборот. Однако Церковь предстает как практически равная государству сила, которая пользуется поддержкой бюрократии на всех уровнях.
В антиклерикальных, так называемых антицерковных, кругах раздражение части общества таким взаимослиянием образов Церкви и государства выражается в обостренной и болезненной форме. В том числе это выливается в массе критических статей о мнимых и реальных богатствах и цинизме иерархов РПЦ, в подчеркивании их неудач и умалении их обед, в якобы раскрытых реальных подоплеках их действий и решений, которые объясняются далеко неочевидными закулисными договоренностями и финансовыми интересами.
Ярким показателем такой гиперкритической по отношению к РПЦ правозащитной конспирологии является серия статей и материалов якобы о том, что у патриарха Кирилла есть какие-то президентские амбиции. Причем на одном из сайтов рассуждения о «будущем президентстве» главы РПЦ сопровождались фактически прямыми оскорблениями в адрес патриархии и лично патриарха. Пустота самой поднятой темы лишь подчеркивает в данном случае нарушение элементарной журналистской этики.
Вместе с тем, проблема восприятия Церкви существует и без антиклерикалов, которые в любом опросе ответят, что их раздражает РПЦ, а не ее активность. Те, кто действительно, не хотят видять православие в центре российской общественной жизни, составляют незначительное меньшинство.
Совершенно естественно, что свою обеспокоенность и раздражение по поводу Церкви и ее активности высказывают именно те, кто болеет сердцем и душей за православие и за свое представление о нем. Граждане с разной степенью осведомленности об учении и обрядах православия ждут от Церкви благочестия, моральной и практической социальной помощи, а когда они видят нечто другое в жизни и в СМИ их настрой по отношению к представителям православия ухудшается. Это значит, что на самом деле раздражение активностью Церкви возникает в более или менее массовом масштабе именно в среде самих православных, а их надежды частично в обостренной форме выражает «либеральная интеллигенция». Православие готово заговорить массой разных голосов, но они не находят себе места, а социологи церковные деятели зря ищут антицерковные силы. Все как раз наоборот — массовое раздражение РПЦ в опросах социологов — как раз и есть показатель православной активности.


Автор: Роман Лункин, к.ф.н., ведущий научный сотрудник Института Европы РАН
Источник: http://religionip.livejournal.com/26310.html

Profile

inkvisitoramnet
inkvisitoramnet

Latest Month

Октябрь 2011
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner